Общий Рейтинг
Диктатор [The Dictator]
Оценка
7.6 из 10

А также 0 оценок, выставленных посетителями

Режиссер: Ларри Чарльз Жанр: Комедия Год: 2012
  • Рецензия: Верховный лидер Алладин преподнес большой подарок всему миру, когда решил родиться. Он был седьмым сыном славного Вадийского (Wadiyan) президента Омара Алладина, а его мать была стюардессой авиакомпании Air France, которая трагически погибла от недостатка кислорода сразу после его рождения в 1982 году. Любые фотографии, которые вы, возможно, видели из дества Аллдина, были подделаны коррумпированными, сионистскими, западными СМИ.

    Детство Алладина было наполнено трагедиями, все шесть из его старших братьев умерли самыми случайными смертями. Старший поскользнулся на машинке Алладина и упал с лестницы, пока сам Алладин нянчился с ним. Средний проткнул сбе глаза при таких же обстоятельствах, трое младших покончили с собой застрелив себя из автомата в спину. Будучи ребенком, Алладин обучался в элитной школе в Швейцарии, несмотря на то, уже родился со всеми знаниями в голове. Превосходя всех в учебе, он был очень популярным и к 14 годам имел сексуальные отношения с более чем сорока студентами и семью преподавателями. После окончания школы, он продолжил свое образование на родине, где заработал 118 званий кандидата наук - не только от университета Aladeen, но и от Aladeen университета и Северо-Западного государства Aladeen.

    Во время учебы в университете, Алладин делал пилотные проекты космической программы Вадии. Его проекты были очень успешными для его противников, в них погибло больше людей, чем астронавтов русской и американской космических программ вместе взятых. Части его исследований удалось подтвердить, что на высоте 45000 футов не хватает кислорода для его политических оппонентов. В этом же эксперименте, он подтвердил, что силы тяжести на высоте 45000 футов достаточно для тел его противников, чтобы вернуться на Землю, когда их сбросят с самолета.

    Когда Алладин был еще совсем ребенком, его отец Омар погиб в результате трагического несчастного случая на охоте, когда в него попли 97 шальных пуль и шальная граната. Вскоре после этого, главный советник Омар официально объявил Алладина преемником. Алладин праведно заявил, что его отец Вечный президент Республики и призвал к свободным выборам, чтобы определить, кто станет новым президентом. Он выиграл выборы только с 99,999% голосов избирателей. После тщательного расследования правительства, было обнаружено, что один голос против подал сам Алладин, неправильно написав свое имя. Да здравствует его превосходительство, генерал-полковник доктор Алладин, пожизненный-президент-демократ, всепобеждающий коммандующий, главный офтальмолог, блестящий гений человечества, превосходный пловец (в том числе стилем баттерфляй), и Возлюбленный угнетатель и беспощадный защитник драгоценных и никчемных людей Вадии!

    Очередная провокация от британского еврея Саши Барона Коэна проезжает катком здравого нигилизма по очередной порции запретных тем от арабо-еврейской вражды до отличий китайцев от филлипинцев. Но в основе сюжета собирательный образ мировых диктаторов недалекого прошлого и одной арабской страны в целом. Сюжет аналогичен Бруно и Борату, где герой также приезжает в Америку и шокирует всех встречных своим поведением. На сей раз Алладина подменяют на двойника-пастушка, который должен разорвать конституцию Вадии и провозгласить курс на демократию, ну а тот в свою очередь просто обязан встать на защиту тирании и доказать западу приемуществу своего тоталитарного режима.

    Все это в целом смешно и предсказуемо, временами я смеялся до кашля, а временами от пошлых сцен хотелось и промотать дальше. А вот если бы Саше удалось удержаться в рамках умной политической и социальной сатиры и не опускаться до шуточек про онанизм, то общая оценка была бы определенно выше.

    General Aladeen: [to his pregnant wife] Are you having a boy or an abortion?
    General Aladeen: Oh it's a girl. I'm so sorry. Where's the trashcan?

    Zoey: This is my store. This is a free earth collective. We are a vegan, feminist, non-profit cooperative operating within an anti-racist, anti-oppressive framework for people of all or no genders.