Общий Рейтинг
Мелкие боги
Оценка
7.0 из 10

А также 0 оценок, выставленных посетителями

Жанр: Фэнтази Год: 1992
  • Рецензия: Это очередная книга из цикла о плоском мире, которые я периодически почитываю в хаотичном порядке. Ведь каждая книга - своя история, привычный фирменный юмор и стиль. Главные персонажи молодой послушник квизиции (не путать с инквизицией!) Брута, который обладает феноменальной памятью и резко уменьшившийся в размерах и превратившийся по ошибке в черепашку бог Ом. Эти двое попадают в круговорот политико-военной интриги с соседним государством, который затеял шеф Бруты и главный квизитор Омнии.

    Прэтчетт это всегда веселые и умные диалоги, интересные сценки и ситуации, самые главные философские вопросы и исторические факты под оригинальным углом, парадоксальные рассуждения и принципы веры. Да, самое главное, этот роман прежде всего о вере, вере во все, что только может существовать на этом свете, о ее всемогущей силе и возможностях. Жаль, что не могу прослушать роман в оригинале, но и в хорошем переводе он тоже неплохо воспринимается.

    "- А в этой местности растут грибы? - с невинным видом поинтересовался Брута.
    Святой Когтей радостно закивал.
    - Да, сразу после сезона дождей. Красные, с белыми пятнышками. После грибного сезона пустыня становится такой интересной.
    - Кишит гигантскими поющими слизняками лилового цвета? Говорящими столбами пламени? Взрывающимися жирафами? Ты это имеешь в виду? - осторожно спросил Брута.
    - Клянусь Господом, да! - воскликнул святой. - Сам не знаю, чего эти твари тут делают. Может, грибы их привлекают?"

    "Какой-то человек подметал пол.
    - Гм: - смущенно произнес Брута. - Ты - раб?
    - Да, хозяин.
    - Должно быть, это ужасно.
    Человек оперся на метлу.
    - Ты прав. Это ужасно. Просто ужасно. Знаешь, у меня всего один выходной день в неделю.
    Брута, никогда не слышавший слова <выходной> и не имевший ни малейшего понятия, что оно означает, неуверенно кивнул.
    - А почему ты не убежишь? - спросил он
    - Уже убегал, - ответил раб. - Один раз добежал до самого Цорта. Но мне там не понравилось. Вернулся. Теперь каждую зиму убегаю на две недели в Джелибейби. - И каждый раз тебя привозят обратно? - Ха! Если бы! Он жалкий скряга, этот Аристократ! Приходится самому возвращаться. Просить, чтобы меня подвезли, и все такое прочее!
    - Ты возвращаешься сам?
    - Да. За границей хорошо гостить, а не жить. Как бы то ни было, ходить в рабах мне осталось всего четыре года, а потом я свободен: А свободный человек имеет право голосовать. И содержать рабов. - Его лицо напряглось от усилия, когда он продолжил перечисление, загибая пальцы: - Вообще, рабы обеспечиваются трехразовым питанием, один раз - обязательно мясом. Один выходной день в неделю. Разрешенные две недели побега каждый год. Я не чищу плиты, не поднимаю тяжести и подвергаюсь насмешкам только по согласованию.
    - Да, но ты не свободен! - воскликнул совершенно сбитый с толку Брута.
    - А в чем разница?
    - Э-э: ну, когда ты свободен, у тебя вообще нет, как это, выходных. - Брута почесал в затылке. - И кормят тебя реже.
    - Правда? Тогда я лучше откажусь от свободы, спасибо большое."
    "- Спроси у них о богах, - подтолкнул его Ом.
    - Э: Мне хотелось бы узнать побольше о богах, - сказал Брута.
    Философы переглянулись.
    - О богах? - переспросил Зенон. - Боги нас не интересуют. Ха! 
    Пережитки устаревшей системы вероисповедания.
    По ясному вечернему небу прокатились раскаты грома.
    - Кроме, конечно, Слепого Ио, что повелевает громами, - не меняя тона, 
    произнес Зенон.
    Небо распорола вспышка молнии.
    - И Кубала, Бога Огня.
    Задрожали стекла от порыва ветра.
    - Бог Ветра Плоскостопий тоже неплохой парень, - отозвался Зенон.
    В воздухе материализовалась стрела и воткнулась в стол рядом с рукой Зенона.
    - А Посланец Богов Федекс велик во все времена, - поспешил заметить Зенон.
    В дверях появилась птица. По крайней мере, это существо чем-то напоминало птицу. 
    Фут ростом, черно-белое, с изогнутым клювом и выражением на морде, подразумевающим, что самое плохое в жизни с существом уже случилось.
    - Что это? - спросил Брута.
    - Пингвин, - раздался в его голове голос Ома.
    - Богиня Мудрости Патина? О, одна из лучших, - сказал Зенон
    Пингвин каркнул на него и уковылял во тьму.
    Философы выглядели несколько смущенными.
    - А Фургул, Бог Снежных Лавин? - спросил Ибид. - Где находится 
    линия снегов?
    - В двухстах милях от нас, - ответил кто-то.
    Философы немного подождали. Ничего не произошло.
    - Пережиток устаревшей системы вероисповедания.
    Стена ледяной белой смерти не спешила обрушиться на Эфеб.
    - Глупая персонификация силы природы, - сказал один из философов 
    уже несколько громче.
    Все явно расслабились.
    - Примитивное поклонение.
    - Не дал бы за него и ломаного гроша.
    - Простая рационализация неизвестного.
    - Ха! Грубый вымысел, пустая болтовня устрашения слабых и глупых!
    Слова уже готовы были сорваться с языка Бруты, и он не сдержался:
    - А здесь всегда так холодно? Я почему-то начинаю замерзать.
    Философы разом отодвинулись подальше от Зенона.
    - Хотя, если подумать, - сказал Зенон, - одного у Фургула не отнять, 
    очень отзывчивый бог. Любит пошутить, как и всякий хороший: человек."